Прямая линия Путина-2018: 10 вещей, на которые стоит обратить внимание

Пресс-служба президента РФ

Владимир Путин провел очередную прямую линию: 4 часа 26 минут общался с народом России в прямом эфире федерального ТВ. На этот раз в формат привычного шоу внесли изменения, главным из которых стали включения губернаторов и министров по видеоселектору. Znak.com рассказывает о самых интересных эпизодах и нюансах главного политического телешоу страны.

Новый формат — не очень удачный

Новый формат прямой линии понравился не всем. Получилось слишком размыто. Как написал в своем телеграм-канале главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов — «перемудрили». Вопросы задавали и ведущие, и «простые люди», и блогеры, и волонтеры, которые пересказывали вопросы других людей, и VIP-собеседники вроде футбольного тренера Валерия Газзаева. В результате много времени тратилось на многочисленные подводки и объяснения, что вообще происходит в кадре в данный момент. Реальных вопросов «из народа» Путину успели задать не так много.

VIP-вопросы

В первой части программы доминировали вопросы от «специальных гостей». Не все они были удачными. Футбольный тренер и депутат Госдумы Валерий Газзаев, которому доверили задавать вопрос про футбол, произнес сбивчивую подобострастную речь, в которой желал Путину добра и здоровья, благодарил его и помянул сразу двух святых (Георгия Победоносца и Николая Угодника). Но так и не смог толком сформулировать вопрос, так что Путину пришлось додумывать за него и рассуждать на тему инфраструктуры ЧМ-2018.

Валерий Газзаев задает вопрос Путину

Зато вопрос писателя и депутата Госдумы Сергея Шаргунова был по-настоящему важным. Шаргунов осторожно спросил президента о том, что «экстремистская» 282-я статья УК РФ слишком часто используется для абсурдных обвинений. Он также упомянул о деле журналиста РБК Александра Соколова, которого приговорили к лишению свободы за участие в организации, которая всего лишь надеялась провести референдум об ответственности чиновников перед народом. Путин на это ответил, что правоприменение и судебная практика должны находиться под контролем общественности, и предложил подумать над тем, как уточнить понятия, чтобы «за экстремизм» не преследовали без оснований.

Кроме того, свой вопрос Владимиру Путину смог задать еще один патриотический писатель — Захар Прилепин, который спросил об угрозе наступления Украины на Донбасс.

Блогеры со странными вопросами

Еще одним не слишком удачным нововведением стало подключение к трансляции видеоблогеров, которые задавали Путину вопросы от имени своей аудитории. Блогеры сидели в фешенебельном офисе в «Москва-сити» и спрашивали Путина про закрытие Instagram, криптовалюту и электрокары. А бьюти-блогер Наталья Краснова спросила, когда блогинг признают профессией — фактически напомнив президенту, что люди этого рода занятий часто работают и не платят никаких налогов.

Блогер Наталья Краснова спросила, когда государство признает профессию блогера

На фоне включений из других регионов — полуразрушенных домов, закрывающихся больниц и многодетных семей — московские видеоблогеры казались оторванными от жизни бездельниками. Впрочем, может быть, режиссеры трансляции и пытались создать подобный эффект.

Путин об интернете и Telegram

Отвечая на вопрос одного из блогеров, Владимир Путин показал себя информированным человеком в ситуации с мессенджером Telegram. Он сам перешел на тему Telegram (хотя спрашивали его про Instagram и YouTube), напомнил об использовании мессенджера террористами, но тут же подчеркнул, что «запретить легче всего» и надо искать цивилизованные способы решения проблемы. В Telegram-сообществе это восприняли фактически как сигнал для Роскомнадзора и ФСБ ослабить давление на мессенджер.

Характеристики Рогозина и Мутко

Путин дал оценку двум одиозным чиновникам — Дмитрию Рогозину и Виталию Мутко. Про первого он сказал, что, хотя Рогозин не имеет профильного образования, с помощью команды в Роскосмосе он может достичь успехов. А о Мутко Путину ведущие рассказали шутку: мол, моряки рисуют его портреты на кораблях, чтобы те были непотопляемы. В ответ Путин заявил, что «отдает себе отчет обо всех слухах и разговорах» по поводу Мутко. И хотя английский язык Мутко «нуждается в совершенствовании», этот человек эффективен — если оперировать не эмоциями, а фактами. Кроме того, прямо сказал Путин, на Мутко так нападал Запад, что отправить его на пенсию сейчас просто невозможно.

Девушки-ведущие были одеты в цвета украинского флага. «Опять провокация СБУ», — шутили в интернете

Губернаторы обошлись без головомоек

Зная, что на прямой линии будут включения из регионов и губернаторам придется отвечать перед президентом, многие предвкушали публичные порки или даже увольнения в прямом эфире. Однако Путин не стал разыгрывать эту карту. Его общение и с губернаторами, и с министрами по конференц-связи было довольно спокойным и деловым. Даже когда губернатора Владимирской области Светлану Орлову жители фактически поймали на лжи (она сказала, что больница не закрывается, хотя та закрывалась), Путин ограничился спокойной просьбой: не допускать «таких расхождений».

Сергей Собянин был одним из глав регионов, кто появился в эфире. Выглядел он несколько демонически

Больше других досталось губернатору Томской области Сергею Жвачкину, которого Путин сдержанно отчитал за недостаточное внимание к проблемам многодетных семей и за нарушение этикета (Жвачкин использовал местоимение «она», когда говорил о находящейся на связи многолетней матери, а Путин его поправил: надо говорить не «она», а «Наталья Николаевна»).

«Настоящая Россия» и неловкие заготовки

Некоторые включения из регионов России как бы демонстрировали, что перед Путиным никто не пытается лакировать действительность. Например, жительница Ставропольского края рассказала, что живет в доме, который пострадал от наводнения. Во время включения за стеной начала истошно орать соседка, и женщина даже не смогла толком договорить.

Включение с Крымского моста

В то же время некоторые включения были настолько постановочными, что становилось неловко. Например, на Крымском мосту журналист обратился к гаишнику, который как бы случайно остановил автомобиль с семьей, направляющейся в Крым. Водитель автомобиля на предложение «не хотите ли задать вопрос президенту» бодро вышел из машины и отчеканил явно заготовленный вопрос про дороги и инфраструктуру.

Выпуск пара через сообщения

Уже традиционно один из клапанов для выпуска пара на прямой линии — короткие сообщения, которые показываются на экранах во время эфира. Их модерируют довольно либерально, на экране часто появляются резкие вопросы или критика действующего режима.

Например, на экране мелькали вопрос, почему власть разгоняла акции сторонников Навального, ядовитая ремарка «денег нет, но вы держитесь» и так далее. Иногда Путин выписывал некоторые вопросы с экранов (которые почему-то называл «досками») и комментировал их. Порой его выбор был довольно загадочным: например, кто-то спросил у президента, почему мясо коровы называется говядиной, и Путин переадресовал этот вопрос вице-премьеру Алексею Гордееву, который как раз был на связи. Гордеев, впрочем, ответить не смог.

Важных заявлений было немного

Прямая линия была, скорее, сеансом коллективной психотерапии, чем содержательным разговором. По-настоящему важных и новых заявлений Путин сделал не так много. Он дал понять, что Россия не собирается обменивать режиссера Олега Сенцова на журналиста Андрея Вышинского; заявил, что имеющийся в Сирии российский контингент пока не планирует покидать эту страну (но может при необходимости сделать это довольно быстро); еще раз сказал, что новые виды вооружений либо уже стоят на боевом дежурстве в российской армии, либо вот-вот туда встанут; намекнул, что у жителей ЛНР и ДНР будет возможность получать российское гражданство. Были даны обещания по нескольким точечным вопросам, связанным с ипотекой и финансированием здравоохранения. Звучали дежурные оценки по поводу США, Украины и Европы. Были даны обещания, что рост цен на бензин остановится.

Словом, обошлось без эпохальных заявлений.

Kremlin.ru

Путин пообещал больше свободы для россиян

Завершая прямую линию, Путин сравнил происходящее в стране с 1930-ми годами, когда СССР также пытался преодолеть техническое отставание, создать новую индустрию. Однако, напомнил Путин, тогда было совершенно другое время, стоял вопрос о выживании страны. Сейчас, по словам президента, безопасность страны обеспечена, поэтому, хотя государству нужен технологический прорыв, он не может обеспечиваться теми жесткими методами, которые использовались в сталинское время. Наоборот, в сегодняшнем мире решать подобные задачи могут только свободные люди, так что этой свободы должно становиться больше.

Золотые слова, но подобное Владимир Путин говорит не в первый раз. На правоохранительную и судебную систему эти воззвания действуют слабо.

Публикации рубрики «Мнение» выражают личную точку зрения их авторов.

По материалам: znak
Загрузка...
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *